Звёздное небо
Разве ночное небо не прекрасно?
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Звёздное небо > Записи друзей


Записи все / пользователей / сообществ
кратко / подробно
пятница, 13 июля 2018 г.
Опричь 18:22:03
Запись только для меня.
среда, 11 июля 2018 г.
Кое-что из статьи Опричь 13:45:59
Выбор есть признак волевого действия. Где нет выбора, там нет волевого действия.
Волевое действие есть действие, осуществляющееся в условиях полимотивации, когда различные мотивы имеют различные аффективные знаки, т.е. одни являются положительными, а другие - отрицательными.
Гиря кажется тяжёлой, т.е. надо всё же применить усилие несоизмеримо большее, чем то, которое требуется весом гири, вследствие того, что на каких-то уровнях идёт противоположным образом направленный процесс.
Почему выполнив волевое действие, человек чувствует себя так, будто он проделал огромную работу, хотя объективно она очень невелика? Потому что она шла на мышцах без предварительного тонуса, против тонуса.
(из статьи"Воля" А.Н.Леонтьева)

Категории: Книги, Психология
вторник, 10 июля 2018 г.
32 cумиpэ 21:56:25
­капитан белый снег 11 июля 2018 г. 01:51:26 Подробнее…написал в своём дневнике ­Everything-Rien-And-Nothing
Иногда думаю и осознаю, что я - просто пустота. Гудящая пустота.
Так много вещей, событий, явлений проходят через меня, но ничто не задерживается. Пустота внутри всё та же. Лишь иногда появляются царапины на внутренней стороне сосуда, но они ничего не меняют. От них просто абстрагироваться, направить взгляд в эту пустоту, которая сама по себе не меняется. Остаётся вечной.
Сегодня я ассоциирую себя с "Ом".
Подробнее…Источник: http://tsumetaikaze.beon.ru/43988-517-om.zhtml
НЯМ-НЯМ
Играй прямо в браузере!
tolxy.com
31 cумиpэ 21:15:24
Я стала сильнее. Не хотела, но стала. И в тот день, когда поехали к маме на кладбище - и сегодня, когда встретилась с ним, кого так сильно ненавидела: я поняла, как я переросла все это, пережила, окрепла. Очень странное чувство. Кажется, еще вчера даже мысль об этом меня подавляла, ломала, контролировала настроение и всю мою жизнь... А теперь что? Ничего. Да, мне больно, но я больше не зависима от этого. Не моей усопшей матери и не моей несчастной любви решать, насколько я сильна, успешна, счастлива и так далее. Только мне. Какой ужас.

Категории: Лето
пятница, 6 июля 2018 г.
Опричь 23:29:31
Запись только для меня.
30 cумиpэ 02:28:43
Когда пьешь свой оставший кофе и собираешься прикурить мальборо, читая эту именно эту страницу.

­­
четверг, 5 июля 2018 г.
Лорд Мортимер IStI 19:53:02
Запись только для зарегистрированных пользователей.
На стенах Трубецкого бастиона: "Одет камнем при Екатерине II" Опричь 17:30:58
*"Одеты камнем" Ольга Форш
После прочтения самой книги по привычке почитала отзывы о ней, мне показалось, что многие не поняли Сергей Русанина. Его нельзя назвать трусом, ведь он участвовал в боях на Кавказе и рисковал своей жизнью, так что смелость у него была, были поступки, в которые его тоже бросала смелость. Но исход предопределялся не его благими намерениями, а ненавистью и любовью к Михаилу Бейдемана, другу, которого он предал. Ведь именно он явился в его жизнь и разорвал её на части, без их первой встречи в училище Серёжа прожил бы обычную и пустую жизнь военного-дворянина,­ а не был втянут в революционный кружок и никогда не испытал бы тех возвышенных и низменных чувств. Ведь он предавал своего друга целых четыре раза, хотя мог спасти, но его злость не давала ему это совершать. И в том его вина, но и друзья его не были добры к нему, насмехаясь и считая верным, но глупым. И сам Михаил в этой истории только фанатик, готовый пойти на убийство, лишь бы не сойти с пути. Большей части героев нельзя присудить ни одну из сторон. Все они - люди перелома, того момента, когда история меняется. Михаил готов положить жизнь, не увидев этого перелома, а Сергей не может выбрать ни одну из сторон: не примыкает к революционерам, но замечает жестокость помещиков. Он будто между двух эпох, промежуточный вариант. Я не испытывала к нему той неприязни, что была к Ромашову из "Поединка" Куприна. Здесь у человек был рост, было преступление и раскаяние, в какой-то момент в своей бедной старости, уже в Советскую эпоху, он стал одержим идеей, что он, Сергей Русанин, и Михаил Бейдеман - одно. Так свершилось над ним пророчество предсказательнице де Тэб, которая сказала ему, что он проведёт 20 лет в одиночной камере, а потом сойдёт с ума. Он жил мыслями о его друге, запертом в Алексеевском равелине, а потом сошёл с ума. Это действительно грустная история, даже роковая, таким показан переход от одной реальности к другой. Та же предсказательница сказала ему: "Большой художник в вас погиб. А если человек убьёт данного ему художника, в нём неизбежно возникнет злодей: таковы законы духа".
И второе, слова уже его тётушки: "Бесы не сильней человека, но, когда человек до них снизится, он станет с ними единой породы, и ему уже их не струхнуть. Ибо их легион". Эти слова именно для истории Сергея, может, в старости бесы от него отстали, или он сам их изъел. Но он понял, как ошибался в своей юности, как много ошибок совершил. И стыдился, что он застал свержение самодержавия, а не Михаил, который после двадцатилетнего заключения попал в сумасшедший дом, где умер от истощения через 6 лет.
С экскурсией он уже стариком попал в те камеры, где сидели заключенные, там он заметил одной молодой девушке:
- Вот для того, чтобы вы могли прийти сюда с хохотом после восьмичасового рабочего дня, здесь на всю жизнь были замурованы люди.
Они не поняли его, им была непонятна боль и отречение тех людей, которые были готовы положить жизнь за новую эпоху. Два друга, которые сошли с ума. И практически прожили одну жизнь. Михаил Бейдеман был одержим революцией, а Сергей Русанин был одержим фанатичной личностью Михаила. Так часто бывает, что качества, которых нет у нас, привлекают в других.
Подробнее…
" Я ушёл от тётушки ни с кем не прощаясь. Кому мне было жать руку: блинам с усами, блинам с буклями? Я пошёл домой, чтобы застрелиться. Мне это было так просто в тот вечер и так неизбежно. Одно меня смущало: кому передать для Веры глиняного петушка? У кого не блин, а лицо? Кто человек?
Передо мной возникла сама Вера, как тогда, на крыльце лагутинского дома. Беловатым огнём сверкнули её светлые глаза, и, опять вспыхнув, сказала отцу:
- Вы этого не сделаете, батюшка!
Лицо было у Михаила и у того... с серо-голубыми глазами. Даже с высоты чёрного эшафота, у позорного столба, сине-мёртвенное - это было лицо.
Ещё необыкновенным, единственным я запомнил лицо Достоевского. Если бы я знал, где он живёт, я бы пошёл к нему. Пред тем как уйти совсем отсюда, я должен взглянуть на лицо человека. У себя дома, в зеркале, ведь я тоже видел лишь блин. Но я не знал, где жил Достоевский".
По этому отрывку можно понять этого человека, как мне кажется.


Музыка Daniel Lavoie & Laurent Guardo - Icare
Категории: Книги
воскресенье, 1 июля 2018 г.
29 cумиpэ 09:04:22
Только что такое осознание пришло: я все еще жива. Кровь течет по венам, дышу. Все еще способна мечтать, творить - хоть и плохо получается, хоть и грустно и больно постоянно. Но жива ведь, не умерла? Тело не может воскреснуть, а у души еще есть шанс. А вот все остальное мое нытье - херня полная. Тревожность лечить надо.

Каждому человеку нужно что-то, что его успокаивает, что заставляет чувствовать безопасность. Я всегда любила неповторимое творчество бантанов и была благодарна им за их музыку, но никогда не думала, что начну их в какой-то мере стэнить, не думала, что именно мысли о них дадут мне ощущение безопасности - именно так с ними я себя чувствую - ощущение, которое я не испытывала долгие годы. Как будто они - это такое маленькое укромное место в моем сознании, куда не смогла пробраться моя тревожность. И я наконец-то нашла дверь в это место и смогу отдохнуть. Спасибо. Звучит очень по-малолетне-фанатс­ки (а я вроде уже давно прошла этот период), но не могу отделаться от ощущения, что в этом чуждом мире, котором я сейчас живу (чуждом доме, чуждом теле, чуждой душе!), только Намджун меня понимает. Да и самые главные книги моей жизни и я "получила" от него. И я действительно чувствую безграничную благодарность. Это глупо, но это все, что у меня есть на данный момент, за что я могу цепляться, что меня вдохновляет и поддерживает. Ничего не поделаешь.

Категории: Лето
вторник, 26 июня 2018 г.
cумиpэ 09:03:51
Запись только для меня.
пятница, 22 июня 2018 г.
27 cумиpэ 01:48:54
Я вспомнила интересную деталь: мама всегда оставляла ночью кран открытым, и я каждый просыпалась в это время от шума напора и раздраженная шла выключать. А днем, проснувшись, жаловалась: снова не дали мне нормально поспать!

Категории: Мементо
26 cумиpэ 01:16:10
Хочу разобрать подвал. Найти дедушкины стихи и старую-старую книжку с Муми-Троллями.

Категории: Воля
четверг, 14 июня 2018 г.
25 cумиpэ 22:46:06
Настоящая грусть незаметна, как незаметны ночью тени. Люди смотрят только на свет, жадно ослепляются им, пока тени медленно окутывают их и душат.

Категории: Сиюминутное
воскресенье, 10 июня 2018 г.
24 cумиpэ 20:21:01
Подробнее…ненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижуненавижу
воскресенье, 3 июня 2018 г.
cумиpэ 17:12:30
Запись только для меня.


Звёздное небо > Записи друзей

читай на форуме:
Вступайте же, ну!:ОБудет весело :3 ...
а ты кто?
.
пройди тесты:
питер пен
Уживёшься ли ты с крипипастой?
читай в дневниках:
Ты поешь шашлыки, окей. хдд
Это единственное,что меня туда може...
Шашлычок же. **хдд

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх